Карта стоек

Талдом. Новости

Онлайн
трансляция

Яндекс.Погода

суббота, 19 октября

пасмурно+15 °C

Онлайн трансляция

Коллеги

13 сент. 2018 г., 11:36

Просмотры: 162


Продолжаем публикации творческих работ наших читателей. В этот раз предлагаем вашему вниманию интересный очерк Александра Михайловича Дубовского, посвященный людям, который трудились и продолжают трудиться в сфере лесного хозяйства. 16 сентября отмечается День работников леса.

Лесник–это образ жизни                                                                                       

Электричка Москва– Савелово. Захожу в вагон, и вот он, мой родной запах, который я не сравню ни с запахом ресторанной кухни, ни с французским амбре. Запах свежеспиленной хвои вперемешку с бензином и солярой. Этот запах навеял мне воспоминания о любимой работе в лесном хозяйстве. Но оказалось, в вагоне едет бригада железнодорожных рабочих, возвращавшихся с несвойственной им работы – вырубки просек вдоль железнодорожного полотна.

А начиналось все так. Еще будучи пацаном, на летние каникулы шли с друзьями зарабатывать свои первые трудовые, не сказал бы копейки, а рубли, в лесничество на рубки ухода: прочистка, прореживание, осветление и прочее. Благо сосед работал техником леса. И, скажу по совести, за такую работу платили неплохо. Многие учителя - мужчины на время длительных летних каникул охотно шли подзаработать в лес. Шли также многие рабочие и служащие на время отпусков и по совместительству.

Из того времени помнится забавный случай. На аллее перед конторой лесничества стоял огромный полусгнивший дуб. Он портил внешний вид лесопарковой зоны. По приказу лесничего бригада лесорубов пошла его валить. Вальщик, скажу, был малоопытен и, как следует, не владел бензопилой «Дружба», а может, был попросту недостаточно трезв. Он допилил дерево почти до середины ствола, но тут рвется цепь бензопилы. Вальщик ставит новую, начинает пилить с другой стороны – та же картина. Ставит третью цепь, и, когда уже ствол опилили со всех сторон, дерево упало. Лесорубам предстала такая картина: в стволе огромное дупло, а в нем ... металлическая ось от конной телеги. Видимо, кто-то этой осью пытался добыть из дупла его обитателя – белку или еще кого, а может просто ребятня решила измерить глубину дупла, да так и оставила там свое орудие.

Много лет, с войны до самой смерти, в Танинском лесничестве Талдомского лесхоза проработал Г. Белоусов. Как он стал лесником? Война. Плен. Побег. Сзади преследователи, автоматные очереди, впереди спасительный лес. «Лес! Батюшка! Спаси! Всю жизнь на тебя молиться буду!» И лес спас. Вернувшись с войны, солдат Г. Белоусов сдержал свое слово – до конца дней своих он посвятил себя лесу. А вот эпизод из жизни его отца.

В царское время его отец служил у барина объездчиком. В его функции входила, кроме всего прочего, еще и охрана леса. Охрана и учет велись очень строго. Без разрешения не позволялось даже собирать валежник. Объездчик стал замечать, что у старых, разлапистых елей отсутствуют нижние, самые толстые ветви. От них видны только следы свежих спилов на стволе. На другой день объездчик Белоусов обошел близстоящие деревья,  кандидаты на жертву браконьера и ... нашпиговал нижние ветви патефонными иголками. Результат не заставил себя долго ждать. Увидев, что и эти ветки спилены, объездчик доложил обо всем хозяину, и они вместе с ним пошли по предполагаемым дворам. Придя к первому подозреваемому, как бы невзначай затеяли разговор: «Как у тебя, тепло, соблюдаешь ли правила пожарной безопасности? Не дымит ли печь? Чистишь ли трубу? А, да у тебя полное поддувало золы, дай-ка совок». Когда проверяющие набрали совок золы, то загремели патефонные иголки. Вор был найден.

Похожий случай был в нашем лесничестве. Для отопления домов своих рабочих и служащих лесничество выделяло бесплатные дрова – топ-норму, но распиливать и колоть каждый для себя должен был сам или нанимал кого-то. Для конторы лесничества эту работу выполняла бригада рабочих. Истопник конторы доложил руководству, что из поленницы пропадают готовые дрова. Лесничий – сам охотник, просверлил полено, заложил туда ружейный патрон и аккуратно забил пробкой. Положил полено обратно в поленницу. На следующее утро гражданка Б. уже бегала по лесничеству, ища печника: «Взорвалась печка! ! !»

Танинское и Вербилковское лесничества

Но продолжу рассказ о себе. Поменял несколько профессий и должностей, но лес звал к себе. И вот, Дмитровский лесокомбинат, Вербилковское лесничество. С какой теплотой и любовью вспоминаю работу своих коллег. Прошел практически весь цикл лесных работ, начиная от посадки, валки, трелевки, вывозки, деревообработки и кончая начальником производственного участка. В начале семидесятых работал со спецконтингентом (заключенные строгого режима) Архангельской области, водителем лесовоза МАЗ-509. Тяжелая и почти ювелирная работа по таежным лежневкам. И ювелирная работа на токарных станках по изготовлению сувениров уже у нас, в Московской области.

Хочется сказать много добрых слов о своих коллегах, настоящих профессионалах. Это главный лесничий Дмитровского лесокомбината Лаврухин А. И. – заслуженный лесовод РСФСР, строгий, но справедливый специалист своего дела. Его преемник Пируев Ю. В. – человек на своем месте. До сих пор работает в родной сфере Мачнев В. Ф. – бывший директор Дмитровского лесокомбината. О нем могу сказать следующее: этот руководитель схватывал на лету суть проблемы обращавшихся к нему руководителей и простых рабочих, делал выводы и тут же принимал решения. И я затрудняюсь вспомнить, чтобы эти решения были ошибочными. Мой коллега, руководитель и старший товарищ Титков П. А. начал свою трудовую деятельность еще до войны –таксатором в Сибирской тайге. После тяжелого ранения на Дону и после госпиталей посвятил свою жизнь лесному хозяйству. Титков П. А. воспитал не одно поколение лесоводов, награжден, кроме боевых наград «За боевые заслуги», «За отвагу» и др., полным бантом знаков отличия за выслугу лет: Х, ХХ, ХХХ лет в государственной лесной охране СССР. Хочется добрым словом вспомнить лесника Бориса Прохорова – настоящий лесовод в своем обходе, да и не только, знал каждый пенек, каждую тропку; с душой относился к своей работе, правда, был грешок, как и у многих лесных жителей – баловался ружьишком, но злостным браконьером не был.

Свистунова В. Н. – техник леса, высококвалифицированный специалист, правда, страдала исконно русской болезнью, но это нисколько не отражалось на ее профессиональной деятельности. Был такой случай. Бригада лесорубов на рубках ухода, по той же русской причине, прогуляла много дней и план лесозаготовок не выполнила. В день приемки бригадир И. подает Николаевне штабелку –  результат о проделанной работе и угощает ее, благо дружили семьями. Техник Свистунова собирается в лес на приемку, но бригадир всячески старается воспрепятствовать этому. Предварительно посылает в делянку рабочего – охотника, и тот, где возможно, лепит на земле отпечатки медвежьих лап. Бригада в один голос вопит: «Мы в лес не пойдем, там медведь!» Но техник Николаевна неумолима: «Берем двустволку и пошли». Заговор был раскрыт.

В советское время лесным предприятиям спускался план на заготовку семян, шишек, коры, грибов, живицы (смола хвойных деревьев). Весь план по грибам у нас выполняла супружеская пара лесников, фамилии их мы  опустим. В частном разговоре мы задавали нашим коллегам вопрос: «Как вам удается каждый год поставлять столько грибов? Мы, старые лесовики, с трудом набираем грибов только для себя. В основном же грибы червивые». В приватной беседе «тет-а-тет» хозяйка поведала нам: «Да, грибы в основном действительно червивые, мы их собираем, помещаем на шосток русской печки, и от жары эти твари выползают наружу, тут мы их веником и сметаем». Это мне напоминает дезинфекцию белья времен первой мировой воины.

Еще случай. Подготовка к пожароопасному периоду, объезжаем на пожарной машине лесные угодья, проверяя готовность к летнему сезону. Заезжаем на отдаленный кордон, где лесниками также супружеская пара Б. Заходим в хату, полуголый хозяин лежит на печи. После нескольких вопросов и ожиданий является хозяйка (услышала шум машины) в плаще, болотных сапогах, с веслом и ведром рыбы - «дама с веслом» - «Дьявол глухой ! Валяется на печи, а там щука пошла!» – Нерест.

Карунов Б. Г. – лесовод с большой буквы. Вернувшись с войны с одной рукой, вторую по плечо потерял в Прибалтике, посвятил всю свою жизнь природоохранной деятельности. Смеялся: «Всю жизнь проработал на одном месте, на одной должности, а трудовая вся исписана. Так менялись вывески организации. Этот человек был действительно ХОЗЯИНОМ в своем обходе и болел за природу в целом. Борис Гуревич, как мы его звали, отлично владел мопедом, и, так как у него не было одной руки, все операции : сцепление, газ, тормоз – он прекрасно осуществлял одной рукой. Корунов был также отличным охотником. Своей легкой бельгийкой он свободно поражал вальдшнепа, утку, бекаса, на стенде в Дмитрове прекрасно бил по тарелочкам.

Трудовые будни

В середине восьмидесятых автор этих строк чуть было не стал жертвой  Второй Мировой войны. Когда распиливали бревно на станке ЦДТ-52, в обиходе мы называли его «шпалорез», осколок мины или снаряда, засевший в бревне, вырвал кусок из метрового диска пилы, миновал броневую защиту и врезался в стену цеха в нескольких сантиметрах от головы автора этих строк. Эта отметина хранится и до сих пор. Дело в том, что древесину нам поставляли из тех районов, где проходила линия обороны Москвы. В стволах деревьев нам часто попадались пули и осколки. Как-то, будучи еще трактористом, притащил «веник» – вязанку хлыстов с бывшего аэродрома «Гари». При раскряжевке обнаружил старую ржавую кирку в развилке березы. Дерево почти наполовину поглотило железо. Сосед уговорил оставить ему этот сувенир. А так бы этот экземпляр увековечил память о грозных днях воины в музее.

Если на большом производстве существовали такие узкие специальности, как слесарь-лекальщик, столяр - раскройщик, газорезчик, то в лесном хозяйстве работали и ценились специалисты - универсалы. Еще будучи на Севере, на моем лесовозе сломалось березовое дышло прицепа роспуска, сейчас они металлические. «Воры» – так в то время именовали себя простые сидельцы, послали меня к «дураку». И хотя эта кличка не внушает доверия, я, войдя в его мастерскую, не мог понять, что здесь за специалист. Предо мной стояло приспособление для заготовки топорищ, сапожная лапа, токарный станок, циркулярка и разные приспособления на все случаи жизни. Говорят,  он ремонтировал офицерам часы и радиоаппаратуру. Однажды я даже видел, как он на работающем двигателе МАЗа регулировал клапаны. Все это запало мне в память, и оно пригодилось мне в лесничестве.

В дальних кордонах и лесничествах, как и на погранзаставах, нам приходилось быть универсалами. Центральная база далеко. Сломался станок – лезем, ремонтируем. Проблемы с электрикой? Или делай, или ищи специалиста. Приходилось так: доставить бригаду на лесосеку  или садиться самому за баранку, или запрягаешь мерина, заболел тракторист – садишься сам за трелевщик, лишь бы не было простоя, и также со станочниками, грузчиками. Во время посадки и лесных пожаров тут уже задействуем всех, кого можем, и привлекаем людей со стороны.

Во времена дефицита и в начале дачного бума к нам постоянно наведывались клиенты: артисты, композиторы, полковники, космонавты. Видя, чем мы владеем, ужасались: «Ребята! Да вы же ходите по деньгам, по золоту!» А ведь оклады и зарплаты у нас были нищенские. И на моей памяти не было случая, чтобы кто-то из коллег проворовался. Если кого-то замечали в нечистоплотности, то тут же избавлялись от таковых.

Они еще на плаву

В начале девяностых, когда искусственно стали разваливать страну, машиностроение, армию, сельское и лесное хозяйство,  Геннадий Зюганов сказал в отношении лесного хозяйства: «Что же вы делаете? Лесник – это не профессия, это образ жизни. это передается из поколения в поколение, и если мы их потеряем, еще не известно кто придет на их место.» И действительно, многие из нас видя, как разваливается вся природоохранная отрасль, как на наших глазах «сокращают» лесоводов - профессионалов, а на их место приходят  те, кто осину от сосны отличить не могут, мы не смогли с этим смириться и ушли. Но остались самые стойкие, и они работают по сей день. Я преклоняюсь перед моими коллегами. Это Поляков А. Н., Гапонов В. И., Симиохин М. В., Кузнецов К. В., ранее работавшие в Дмитровском лесокомбинате, ныне несут службу на территории Талдомского района. Н. А. Казнакова: хотя мне близко, бок о бок, не приходилось с ней работать, но ее служба всегда у нас на виду. Она уходила на недолгое время в сферу бизнеса, но все же вернулась на любимую, наверное, работу. На момент написания этих строк еще работает в бывшем Дмитровском лесокомбинате (сейчас он, наверное, называется по- другому)  Т. А. Мачнева. В Солнечногорском лесничестве до сих пор трудится уважаемый бывшими и настоящими коллегами Иноземцев А. А.

«Осторожно, двери закрываются! Следующая станция Вербилки». Ну что же, мне пора. Расстаюсь с моими воспоминаниями и вагоном, уносящим «запахи тайги». А вам, коллеги, трудовых успехов и может, все-таки, когда-нибудь, по достоинству оценят вашу благородную государеву службу.

 

Александр Дубовский
Фото автора, 1988 год