Талдом. Новости

Онлайн
трансляция

Яндекс.Погода

пятница, 20 июля

пасмурно+21 °C

Онлайн трансляция

Я помню все…Украденное детство

11 июля 2018 г., 14:19

Просмотры: 70


Газета "Заря" публикует рассказы наших читателей, присланные на конкурс к 73-летию Победы в Великой Отечественной войне.

Накануне 73-ей годовщины Великой Победы мы встретились с Диной Константиновной Зубковой. Когда началась война, маленькой Дине было всего восемь с половиной лет. События тех лет отпечатались в детской памяти очень глубоко, вспоминать трудно и горько, но от них никуда не деться. Сегодня мы делимся ими с нашими читателями. Далее рассказ пойдет от имени Дины Константиновны.

Тревожное время

Мы жили в глубинке в Великолукском районе, деревни Коськово и Бараново входили в колхоз им. К. Ворошилова. Я была самой младшей в семье. О том, что идет война, мы узнали только через две недели после ее начала. Радио не было. Когда началась мобилизация, из двух деревень отправились на фронт 40 человек, в числе которых был мой отец Константин Емельянович Берестнев. Папе на тот момент было 48 лет. От отца мы получили одно-единственное письмо-треугольник, в котором сообщалось, что он работает на возведении оборонительных сооружений под Ржевом, ожидаются серьезные бои с фашистами. В 1943 году отец пропал без вести.

В начале июля 1941 года наши войска отступали. Солдаты были измученными, уставшими. Они везли раненых на подводах. В память врезался монотонный скрип колес и стоны раненых. В одну из ночей в наше окно постучал командир и сказал приходить на собрание. Мама, Елена Михайловна Берестнева, пошла на собрание. Там сообщили: «Наши войска вынужденно отступают. Через два дня придут немцы!». Эти два дня прошли в напряженном ожидании. Люди ничего не могли делать. Удалось только, отогнать коров подальше.

Враг на пороге

Через два дня раздались звуки мотоциклов, похожие на выстрелы. Наш дом стоял на «крючке», на краю деревни. Вдруг раздался стук в дверь. Страха не было совсем. Я открыла дверь, на пороге– рослые солдаты в немецкой форме с автоматами. Один из них сказал: «Kinder!» , осмотрели все и ушли. Так я впервые услышала немецкую речь и догадалась, что он сказал «дети».

К вечеру пришли основные войска. Сначала по домам проходили финские солдаты, огромного роста, широкие в плечах, с автоматами. Забирали все, что считали нужным, в основном мелких животных, которые еще оставались. Нашу семью выгнали из дома. В нашем доме стал жить какой-то офицер небольшого роста. Видно, что важный чин. Днем он отсыпался, а по вечерам выезжал куда-то. У него был денщик, добрый улыбчивый человек, поэтому имя его запомнила– Герман. Он часто говорил: «Не ругайте нас. Ваши солдаты тоже убивают нас. Это война».

Папа как будто чувствовал, что будет война, может, знал что-то. Он заранее выкопал землянку. Туда мы все и пошли жить, когда немцы заняли наш дом. В землянке было холодно, сыро. В сентябре перешли жить в амбар. Маме удалось сделать печку.

Скоро кончится война

Жил в нашей деревне инвалид с приемным сыном. Они часто говорили, что скоро война кончится. Люди верили, это придавало сил. Скоро стали доходить слухи, что наши войска перешли в наступление. Мы очень обрадовались, когда обнаружили, что в нашем доме никого нет. Через две недели проехал немецкий обоз с убитыми.

Потом наш военный с красными погонами сказал, что в деревне снова советская власть и снова будет работать колхоз.

Мамы не стало в 1942 году: она умерла в больнице в городе Торопец, который находился от нас в 20 километрах. Помню, на похороны шли пешком.

В 1944 году меня взяла тетка, папина сестра. Они жили на станции в Волоколамске. Вся тяжелая работа по хозяйству легла на мои плечи. Отказы не принимались. Трудно было очень. Я справилась. Окончила Волоколамский сельскохозяйственный техникум, затем четыре года отработала в совхозе в Тульской области и до выхода на заслуженный отдых трудилась в совхозе «Талдом». В настоящее время возглавляю ветеранскую организацию.

Я хочу, чтобы в веках сохранилась память о наших доблестных воинах, которые ценой своей жизни принесли нам мир.

 

Дина Зубкова