Талдом. Новости

Онлайн
трансляция

Яндекс.Погода

пятница, 14 декабря

пасмурно-3 °C

Онлайн трансляция

Война. Воробьев Кузьма Матвеевич (глава из семейной рукописной книги «история семьи виноградовых»)

22 июня 2018 г., 14:53

Просмотры: 140


Газета "Заря" публикует рассказы наших читателей, присланные на конкурс к 73-летию Победы в Великой Отечественной войне.

Когда началась война, Кузьме было сорок лет. Его всегда отличали выдержанный, спокойный характер, рассудительность и проницательность. Умение видеть суть вещей не подвели его и на этот раз. В тот день, когда началась война, Кузьма сказал жене:

– Придется идти...

– Что ты, – ответила Даша, – помоложе тебя есть.

– Нет, придется идти бить фашистов, – повторил Кузьма, – враг серьезный, но я его не боюсь. Боюсь только холода и голода... Мужики говорят, что война месяца на два, на три. Но чувствую я – это надолго. Ты, Даша, срочно запасай продовольствие. Покупай то, что хранить можно. Зерна больше бери. Трать все сбережения, можешь вещи продать, вернусь – все заново наживем. Главное, чтобы вы с Левой выжили.

Повестку принесли в первые дни войны, и Кузьма ушел на фронт 26 августа 1941 года. Даша осталась с одиннадцатилетним сыном Левой.

Писем почти не было. А поздней осенью 1941 года принесли извещение: «Ваш муж пропал без вести». Это была похоронка.

Первая в нашей родне.

Даша пошла к сестре Поле. Плакали, горевали. Но все же решили: ведь не написано, что убит, значит, надежда есть. Может быть, где-нибудь раненый. Может быть без сознания, вести подать не может...

 

А враг был уже так близко к Талдому...

Зимой Даша прибежала к Поле: «Вестовой принес повестку. Вызывают в военкомат». В душе перемешалось множество чувств: страх, боль, надежда...

–С Богом, Даша, – сказала сестра, – назад пойдешь, мимо не проходи.

Даша вернулась бледная, на глазах слезы.

– Ну, что? – в тревоге бросилась к ней сестра.

– Мне сказали: «Дарья Дмитриевна, ваш муж погиб от рук немецких извергов», – и протянула Поле новую похоронку: «Воробьев Кузьма Матвеевич, красноармеец 2 сп.,1900 года рождения, д. Буртаки Талдомского района Московской области. Призван в 1941 г. Талдомским РВК. Умер в немецко-фашистском плену в 1941 г».

 

Только когда окончилась война, семья узнала подробности гибели Кузьмы.

Пришел с фронта Александр Печенкин, сосед Поли по Вокзальной улице и рассказал вот что:

«Был конец июля 1941 года. В бою меня оглушило взрывной волной. Очнулся – тихо. Ни боя, никого живых вокруг. Уже было темно. Походил по лесу, встретил еще одного нашего солдата. Решили мы вдвоем к своим пробираться. Куда идти – непонятно. Передвигаться надо тихо, чтобы немцам не попасться. Блудили по лесу сутки. Вдруг вышли на поле, а на нем неубранная капуста. Есть хочется – невозможно. Кинули жребий: мне выпало капусту добывать. Как смеркаться начало, я оружие товарищу отдал, пополз. Только я к кочану, а тут немец над головой из автомата «чирк-чирк-чирк». Все стреляет, патронов не жалеет.

Подошли немцы ко мне, один дулом ткнул, мол, поднимайся, а сам два пальца показывает: «Вас двое было». Я мотаю головой: «Нет, я один».

Привели меня в старый колхозный амбар. У каждого угла часовые стоят. А в амбаре наших пленных солдат полно. Почти все раненые или контуженые. У дальней стены я увидел вашего Кузьму. Он сидел, прислонившись к стене. У него было сильно разбито лицо, весь опух, повреждены ноги. Оказалось, что он был организатором побега. Их поймали и очень сильно били. Кузьма сказал: «Сашка, пока ты в силе, тебе надо бежать. Я подскажу как. Это хоть какой-то, но шанс. А так, здесь дело – швах».

Пленных было много. Фашисты не давали ни есть, ни пить. Голод не так мучил, как жажда, солдатам приходилось пить свою мочу. Утром открыли ворота амбара, тех, кто мог стоять на ногах, под дулами автоматов заставили рыть общую могилу. Потом приказали бросать туда всех умерших за ночь и раненых, которые совсем ослабли. Так и закапывали их, еще живых. Кто только дернется, не слушается – сразу из автомата стреляют. Но всех не расстреливали, может волю хотели сломать, а может еще что...

Ну, думаю, и меня такая участь ждет. Решился я бежать. Так и так погибать. Простился с Кузьмой. Мужики плечи подставили, пособили встать на переводы. Там тихонечко дранку на крыше разобрал, по углу спустился и в лес. Как смог убежать, сам не понимаю. А, когда, добежав до леса, оглянулся, то увидел, что в той стороне горели сараи. Потом я воевал с партизанами, а затем встретился со своими войсками».

Когда сын Кузьмы Лев стал взрослым, то он пытался найти сведения об отце. Писал в архивы, куда только можно, даже в Германию. Сведения подтвердились. Воробьев Кузьма Матвеевич погиб в немецко-фашистском плену 20 ноября 1941 года. Но подробности Лева умолчал. Очевидно, пожалел мать и родню.

 

Подробности узнала я, внучатая племянница Кузьмы,  Виноградова Алла Александровна, в апреле 2018 года, через 77 лет после его гибели.

Я искала сведения о своих родных – героях войны на сайте «Память народа» Министерства обороны РФ и Корпорации ЭЛАР, которые представляют крупнейший в мире Интернет-портал подлинных документов о Второй мировой 1939-1945 и Великой Отечественной войне 1941-1945 https://pamyat-naroda.ru/heroes/ . С замиранием души открывала страницы, на которых есть сведения о моих близких. И вдруг, словно обожглась – увидела листок учетной карточки фашистского концлагеря Шталаг. С фотографии на меня смотрел наш Кузьма. Красавец и умница, он был измученным и страшно постаревшим. Я проревела всю ночь и, наверное, была рада, что этого не узнала моя бабушка Даша.

Утром я заказала панихиду в церкви. Но главное, я еще больше стала ненавидеть фашизм и еще тверже уверена в том, что молодому поколению нужно рассказывать о войне, чтобы не допустить дальше войны. Когда дело касается своей семьи, своей кровной родни, все чувства обостряются в десятки раз. Даже если я ни разу не видела своих дедов, погибших на фронте, я очень хорошо помню, как их любили мои бабушки, моя мама, мой отец. Они научили глубочайшему уважению к памяти героев Великой Отечественной.

Помните, люди, помните. Это не просто история. Это касается каждого.