Яндекс.Погода

четверг, 6 августа

ясно+16 °C

Сейчас в эфире

Радио 1 — 106,8 FM — Первое подмосковное радио

«Страшные были дни»

23 янв. 2020 г., 13:25

Просмотры: 284


Воспоминания очевидца о ленинградской блокаде

27 января исполняется 76 лет со дня снятия блокады Ленинграда в 1944 году.

 Блокада Ленинграда продолжалась 900 дней: с 8 сентября 1941 года по 27 января 1944 года, два с половиной года... Трудно себе представить что-то более ужасное, чем блокада города в течение девятисот дней. Бомбежки, голод, холод и безумие. Мы публикуем воспоминания человека, который менее чем в трехлетнем возрасте пережил со своей семьей блокаду и дожил до наших дней. Этого страшного времени никогда не забудет Лариса Петровна Власова, которая живет в Талдоме с 1962 года…

Начало войны

Лариса родилась перед войной, в 1939 году, но начало войны и ужас ее последствий навсегда остались в памяти. Она помнит, как с началом войны все вдруг изменилось, стало тревожным, голодным, страшным. Отец, Петр Арсеньевич, день и ночь трудился на военном оборонном заводе токарем высшего разряда, мама, Мария Николаевна, работала парикмахером на Невском проспекте, а ночами при налете бомбардировщиков вместе с другими женщинами щипцами сбрасывала зажигательные бомбы, как их тогда называли – «зажигалки» – с крыш домов, каждый раз рискуя жизнью. Малышку Лару отводили в детсад, благо, что детские учреждения даже в войну принимали детей.

Голод

Наступила самая тяжелая для ленинградцев зима 1941-42 годов, когда морозы достигали 40 градусов, а не было ни дров, ни угля. Съедено было все: и кожаные ремни, и подметки, не говоря уже о голубях и воронах. Не было электричества, за водой голодные, истощенные люди ходили на Неву, падая и умирая по дороге. Трупы уже перестали убирать, их просто заносило снегом. Люди умирали дома целыми семьями, целыми квартирами. Все питание для работающего на производстве человека составляли 250 граммов хлеба, выпеченного пополам с древесными и другими примесями и оттого тяжелого и такого маленького. Все остальные, в том числе и дети, получали 125 граммов такого хлеба.

– Шел 1942-й год, самый голодный год для нас, когда в мой день рождения, 7 февраля, от ранения умер отец. Ранение он получил на передовой, куда рабочих от станков отправляли защищать рубежи Ленинграда, – с горечью вспоминает моя героиня. – Мы на санках отвезли его в специальный пункт, где тысячами собирали умерших, а потом его похоронили на Пискаревском кладбище. Мы остались с мамой вдвоем. Сколько же ей пришлось пережить лишений, но быть сильной, чтобы пережить все ужасы войны. Голод заставил ее стать донором, чтобы она имела возможность получить разрешение собирать на нейтральной зоне траву, лебеду, и печь мне лепешки. Выбора не было: или смерть от голода, или от пули, поскольку эта территория простреливалась всегда.

Лариса Петровна вспоминает, как уже в начале 90-х, ей пришлось побывать в родном городе для оформления необходимых справок, где сохранилась их коммунальная квартира. Бабушки, еще жившие там, помнили ее маленькой девочкой, которая стоя спала, но всегда ждала, когда дадут лепешку из лебеды.

Страх и боль

…Как из тумана выплывают человеческие фигуры, несущие на плечах связки дров, опухшее от голода и контузии лицо мамы, когда она приходит забирать Ларису в садик, а та ее не узнает и кричит: «Смотрите, какая смешная тетя пришла»…А потом было осколочное ранение в голову, невыносимая боль и операция в подвале без наркоза, только с применением эфира. Неудача, повторное вскрытие черепа. Из лекарств …моча, которую на тряпке прикладывали к ране. Выстояла, осталась жива…

В июле 1942 года состоялась эвакуация, Ларису вместе с мамой на носилках погрузили в вагон и вывезли в Алтайский край. И в этом страшном путешествии им повезло: ни одна бомба не попала в их поезд. Но вскоре Мария Николаевна вновь вернулась в Ленинград и пошла работать в госпиталь (стригла и брила раненых), который передвигался вместе с линией фронта. Долгожданный День Победы встретили во Пскове. Но на этом их мытарства не закончились, мама завербовалась на работу в Карелию, где обещали и жилье, и зарплату, а все оказалось обманом, труд был сравним с пребыванием в ГУЛАГе: за миску похлебки маме приходилось в день валить 20 высоких сосен и жить в землянке…Бежали оттуда, спрятавшись в мусоровоз.

Любовь и испытания

Таким уж стойким характером обладает Лариса Петровна Власова, она никогда не сдается. И сейчас ее называют великим оптимистом. В то время, несмотря на послевоенное лихолетье, она под Калугой окончила молочный техникум, преодолевая 20-тикилометровый путь от дома туда и обратно. В свободное от учебы время студенты рыли траншеи для септиков, заготавливали дрова. На практике в районе «Ленинских горок» встретила своего будущего супруга Михаила, они поженились и в 1962 году переехали жить в Талдом, на родину мужа. Лариса работала на молзаводе, Михаил – на заводе «Металлист», у них родилось две дочки…Но и в мирное время ее постигла горечь утраты: погиб муж, которому было всего 30 лет. Сама растила детей, потом внуков. Теперь ее радуют двое уже взрослых правнука, которым 15 и 18 лет.

Война оставила след и на ее здоровье: три года назад врачи ей пророчили остаться «овощью»… «Не дождетесь», – сказала Лариса Петровна. Она заново училась ходить и победила болезнь. «Весной меня участок ждет, и колодец там нужно еще построить…». Разве таких людей можно победить?!

 

Татьяна Кунтаева