Онлайн трансляция

И беда, и слава пришлась на долю нашего поколения

14 февр. 2020 г., 10:19

Просмотры: 81


Воспоминания Ю.Н. Кравцовой о своем военном детстве

Мне было 10 лет, когда началась Великая Отечественная война. Осенью я пошла в школу в 3 класс и собиралась вступить в пионеры. Но война так быстро приближалась к Москве, а значит, и к Вербилкам, что мы стали думать, что будет не до нас. Под Москвой шли жестокие бои. В большой школе, где учились старшеклассники, расположился фронтовой госпиталь. Туда днем и ночью везли сотни раненых. Санитарками, сиделками, медсестрами там дежурили девочки из старших классов, не отходили от раненых, старались облегчить их страдания.

Но пионерами мы все-таки стали. В нашей начальной школе при свете керосиновой лампы (электричество отключили до конца войны) нам повязали галстуки. И совсем неважно, что это были простые красные лоскутки, подшитые белыми или черными нитками. Это были пионерские галстуки, которыми мы гордились и готовы были тоже бороться с врагом за нашу Родину. На фронт нас, конечно, не пустили, но фронту мы были готовы помогать всеми силами.

В лесу между поселком и станцией в сентябре 1941 года расположился склад боеприпасов, который снабжал фронт под Москвой бронебойными снарядами и минами для борьбы с танками противника. Осенью 1942 года там работали школьники. Младшие сгребали листья: сухая листва огнеопасна. Военные предварительно проводили инструктаж и строго следили за дисциплиной. Нас строем приводили и строем уводили. Старшие ребята собирали мины и снаряды из элементов, которые шли по железной дороге с московских заводов. Дети стояли у длинного стола, и каждый выполнял одну операцию. Мины укладывали в ящики и на роликовых подставках отвозили в штабеля или сразу в вагон. Работа не требовала особой квалификации, нужны были аккуратность и четкое выполнение всех требований.

Помощь фронту оказала группа мальчиков и девочек 7 класса (14 лет). Весной 1943 года их отправили в Люберцы в училище. Учились 8-9 месяцев, а потом работали на заводе им. Ухтомского (военный объект № 84), на станке вытачивали корпуса для мин. Жили в общежитии, в Вербилки вернулись после войны.

Зимой школьники ходили расчищать взлетные полосы военного аэродрома напротив д. Танино у Запрудни. Выполняли дети и другую работу, которая вроде и не связана с фронтом, но не будь войны, ее бы выполняли мужчины, которые ушли на фронт.

Зимой 1942-1943 гг нечем стало отапливать школу. Занимались в пальто. Мерзли руки, замерзали чернила. Ждать помощи было неоткуда. Директор Соколова Ф.С. подняла всю школу. Старшеклассники пилили в лесу деревья, разделывали на метровые поленья. Остальные ребята вывозили их зимой на санках. Дорога три с лишним километра в один конец. В первый день с подругой мы не поехали, побоялись, что не успеем выучить уроки. На следующий день нас ожидал тяжелый разговор с нашей учительницей, которая приехала из тех мест, где уже были немцы. Она не ругала нас, она говорила даже как-то тихо о том, какая огромная беда свалилась на нашу страну, и казалось, не слова, а тяжелые камни падали на наши головы. Нам было стыдно. В этот день мы за дровами съездили два раза. Когда возвращались, было совсем-совсем темно – дорога шла через лес, и поселок во тьме.

Летом сушили торф на Бельском. На работу и с работы возили на «кукушке» по узкоколейке. Работа была очень тяжелая. Кирпичи торфа, сделанные ручным способом, большие – 35 см в длину и 15 в ширину – были разложены на земле. Надо было перевернуть кирпич. Но это и было самое тяжелое. Попадались делянки, где кирпичи недостаточно просохли сверху. Они были очень тяжелые, ломались и крошились. Подсохший торф был еще хуже. Сквозь него успела прорасти трава, и он никак не отрывался от земли, обрывались ногти, кровоточили пальцы, от натуги болели животы. Но надо было выполнять норму. Ее давали на класс всем: и шести- и десятиклассникам. Те, кто поменьше и послабее, молча плакали, другие тяжело вздыхали, но все делали, никто не жаловался и от работы не отказывался. Все знали, на фронте труднее. Выручала дружба. С делянки не уходили до тех пор, пока все не сделают, помогали друг другу. Домой возвращались грязные, усталые, с распухшими кровоточащими пальцами, и каждый думал: «Все, больше не могу». Но приходило утро, и опять все собирались у паровоза на узкоколейке. Знали, если я не поеду, то мою долю должен будет сделать мой товарищ, а ему также тяжело.

Так в труде формировалась гражданская позиция, чувство солидарности и ответственности, чувство коллективизма.

Самой любимой работой было убирать с поля картошку. Военные годы, особенно первая зима, были голодными. Никаких продуктов в магазине не было, и дома запасов не было. На хлеб были карточки по 400 гр. детям и 600 гр. рабочим. Домохозяйки карточек лишались и тоже пошли работать. Поэтому уборка картофеля была праздником. Пока мы собирали перевернутые плугом клубни, какая-нибудь бабушка из деревни в большом чугуне на кирпичиках варила картошку. С фермы привозили флягу молока, чтобы покормить нас, ведь все-таки мы были еще дети. Горячая рассыпчатая со звездочкой картошка и кружка холодного молока были наградой за труд. Много детей военного времени, чтобы помочь матери, на которую вдруг свалилось много забот, бросали школу и уходили на работу даже с 4 класса.

Особенно в первую военную зиму почти у всех мальчишек, которые пришли в механический и строительный цеха завода, в графе «документ» записано: «метрическое свидетельство». Уходили и девочки. У кого в деревнях были родственники, уходили туда, там было посытнее. Мальчики садились на трактор, пахали, косили, запрягали лошадей, пасли скот. Девочки доили коров, ухаживали за животными, работали в поле. Усилия детей войны стали частью общего вклада в победу над врагом.

Пройдет совсем немного времени, и дети войны станут наиболее квалифицированными и наиболее ответственными кадрами по всей стране. Это о них пелось в песне: «Пройдут года, настанут дни такие, когда советский трудовой народ вот эти руки, руки молодые, руками золотыми назовет».

Это им выпадет на долю честь восстановления народного хозяйства. Это они совершат чудо, которому удивится весь мир: поднимут из пепла разрушенную страну и выведут ее на довоенный уровень за семь лет. Это они, привыкшие к трудностям с раннего детства, распашут потом целину. Будут учиться без отрыва от производства, оканчивать техникумы и институты, становиться классными специалистами, строить космические корабли и осваивать космос. И беда и слава пришлась на долю этого поколения.